понедельник, 15 декабря 2014 г.

«Особенности содержания церковной публицистики свт. Феофана Затворника Вышенского»(научная статья)

Одним из важнейших аспектов внутренней и внешней миссии Церкви в современном мире является церковная публицистика, форма и содержание которой не перестаёт быть одной из главнейших тем для дискуссий как в среде простых миссионеров, так и на самом высшем уровне различных общецерковных форумов и конференций.
Актуальности проблем содержания современной церковной публицистики была во много посвящена речь святейшего патриарха Кирилла на прошедшем недавно общероссийском форуме «Вера и Слово» [1]. В частности, говоря о проблемах содержания современной церковной публицистики, первосвятитель отметил: «В первую очередь важно подчеркнуть, что информационная деятельность сегодня становится для Церкви не внешней, но очень важной внутренней частью церковной работы. Информационное общество сейчас с легкостью проникает в церковную ограду. Не существует больше никаких стен, — ни городских, ни монастырских, ни приходских — которые могли бы оградить церковное общество от проникновения информации, существующей в обществе светском. И это является, как принято сейчас говорить, сильным вызовом.»[2]
В вышеуказанной речи патриарха свт. Феофан Затворник приводится не только как святой, призывавший к активной миссионерской деятельности, но и как яркий образец и эталон церковной публицистики, понимаемой в самом широком смысле этого слова.
Действительно, святитель говорил, неоднократно подчёркивал важность такого рода деятельности: «Через поколение, много через два, иссякнет наше православие… Следовало бы завести целое общество апологетов, - и писать, и писать»[3].
Мне, как священнику-преподавателю, особенно интересен призыв подвижника к писательству именно образованных клириков: «Ничего не слышу: какие у вас в Петербурге распоряжения о противодействии пашковцам, ирвингийцам, толстовцам?! Эти язвы губят многих и в Петербурге, и везде. И следовало бы противопоставить им духовное воинствование. В С. Петербурге много среди духовенства отличных иереев и по образованию, и по нраву... Сделать бы из них трубачей, и Иерихонские стены, конечно, пали бы в утешение верных сынов Израиля и во славу Божию. ...То правда, что каждый иерей должен быть самокомандным в деле защиты истины Божией и хранении своей паствы, но во многих случаях они не знают, что волки понемногу растаскивают овечек из стада» [4].
За годы работы «Феофановских» чтений учёными-филологами был сделан значительный вклад в исследования изящной формы литературных трудов вышенского затворника[5]. Но, пожалуй, ни разу не предпринималась попытка проанализировать особенности содержания его церковной публицистики. Поэтому мне хочется выделить некоторые особенности содержания публицистики Святителя Феофана Затворника, которые могли бы помочь современным пишущим миссионерам и апологетам понять, какова главная цель их трудов и как наиболее эффективно её добиться.
При подробном ознакомлении с многочисленными и разнообразными трудами Вышенского подвижника особенно обращает на себя внимание то, что для него не было «мелких» тем, на которые так любят сетовать многие современные миссионеры. Святитель весьма заинтересованно отслеживает и комментирует события государственной и общественной жизни, высказывая вслух свою точку зрения по огромному спектру вопросов. Известно, что он  следил за ходом Крымской войны, за жизнью ополченцев. Не гнушается также святой давать советы и по поводу воспитания детей, и даже ведения домашнего хозяйства.
Между тем, нельзя не заметить, что даже при столь широком охвате различных тем, Святитель Феофан нисколько не «расплывается», превращая свое творчество в выхолощенную интеллектуальную аналитику. Все его труды – христоцентричны, и о чём бы он ни начинал говорить, заканчиваются его рассуждения всегда самой главной темой – спасение души.
Нельзя не заметить, что всё содержание публицистики святителя пронизано глубочайшим смирением и искренним предположением о несовершенстве его творчества: «Сколько раз приходится жалеть, что не умею так писать, чтобы всех затрагивать. Когда бы умел, составил бы такую книгу, что всякий читающий непременно решился бы начать содевать свое спасение. У нас большой недостаток в такого рода книгах. Нет у нас ни изложения догматов краткого, но полного и впечатлительного, ни нравственной жизни изображения, чтоб все было видно как на ладони.»[6] Говоря это, Вышенский Затворник подчёркивал, на мой взгляд, задачу миссионера на все времена – говорить о богооткровенных истинах так, чтоб «все было видно как на ладони.»
Помимо ясности изложения для содержания трудов святого очень характерна искренность. «Проповедь, излившаяся из души, — великое дело»[7]  - говорил он.
Все советы святителя к читающим характерны предельной ясностью и применимостью в конкретных ситуациях. Он всегда переходит от абстрактного к конкретному, не «застревая» на общих рассуждениях (чем, увы, нередко страдает современная мыслящая и пишущая братия).
Несомненно, разговор о творчестве святителя Феофана Затворника как об образце современной церковной публицистики будет не полным, если не заметить того, что святой как никто другой из сонма пишущих русских отцов воплотил в своём творчестве чеховский тезис: «краткость – сестра таланта».
Святитель явно старается не умножать сущностей и предельно просто  разрешать глубочайшие духовные проблемы. Знаменитый исследователь жизни и творчества свт. Феофана архимандрит Георгий (Тертышников), говорил, что святой «стремился к тому, чтобы язык его сочинений был народным, а в некоторых случаях даже простонародным» [8]. Сам святитель Феофан говорил об этом так: «чем проще, тем лучше» [9] и «многоученая речь скорее затемняет, чем просветляет» [10].
Интересна оценка святителем творчества духовных писателей – его современников. В одном из своих писем он довольно резко критикует стиль сочинений свт. Игнатия Брянчанинова: «Теперь обращусь к прочему содержанию письма вашего. О. Иларион Оптинский правду сказал о сочинениях прп. Игнатия, и мать игуменья хорошо делает, что помнит то и предает другим. Но с грехом у прп. Игнатия суть только «Слово о смерти» и «Прибавления к сему слову», кои составляют предмет критического обсуждения их в моей книжке «Душа и Ангел — не тело, а дух». В прочих же статьях я не заметил ничего подобным образом погрешительного. У него только образ сочинения нехорош. Не знаю почему, но ни одна у него статья по прочтении ее не дает ясного понятия о предмете ее.» [11] Здесь, судя по всему, подвижник несколько пристрастен, т. к. в свт. Игнатий был его оппонентом в полемике по вопросу о природе ангелов[12], однако цитата это хорошо показывает, как внимательно святитель Феофан относился именно к стилю текста, к ясности изложения.
Известны слова великого святого о творчестве другого его современника – Святого Праведного Иоанна Кронштадского: «Хорошо, что мысли о. Иоанна так весенним ветерком благоуханным. Прочитайте их не раз, а несколько раз, чтобы все высосать оттуда»[13].
На мой взгляд, нам, нынешним миссионерам и апологетам, пытающимся работать в жанре современной публицистики, следует внимательно относиться к проблеме содержания наших текстов и, имея эталоном, добрым другом и наставником самого плодовитого (по количеству письменных трудов) духовного писателя Святителя Феофана Затворника Вышенского, стараться, по мере сил и возможностей подражать ему.
 
 
[1] Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с участниками VI фестиваля «Вера и слово» от 24 сентября 2014 года - http://www.pravoslavie.ru/smi/73910.htm
[2] Там же.
[3] Георгий Флоровский, прот. Пути русского богословия. Париж, 1981. С. 398.
[4] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание
писем. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва
«Паломник». Вып. 4. М., 1994. Стр.56.
[5] См. доклад Плешаковой В. В. "Традиции русской речи в письмах святителя Феофана, Затворника Вышенского", материалы «Феофановских чтений 2009» - http://svtheofan.ru/item/1190-pleshakova-v-v-tpaditsii-pusskoy-pechi-v-pisymah-svyatitelya-feofana-zatvopnika-vyshenskogo.html
[6] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем. Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и
издательства «Паломник». Вып. 2. М., 1994. с. 18.
[7] Собрание писем святителя Феофана. Выпуск пятый. М., 1899.с. 100–101.
[8] Георгий (Тертышников), архим. Святитель Феофан Затворник и его
учение о спасении. М.: Правило веры, 1999. с. 122.
[9] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание
писем. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва
«Паломник». Вып. 1. М., 1994. с. 24.
[10] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание
писем. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник». Вып. 3. М., 1994. с. 26
[11]  Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем. Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и
издательства «Паломник». Вып. 4. М., 1994. с. 57–58
[12] см. Дмитрий Предеин, протоиерей, магистр богословия (Одесса), доклад на Феофановских чтениях 2010 г. «Полемика святителя Феофана Затворника со святителем Игнатием Брянчаниновым по вопросу о природе ангелов»: http://svtheofan.ru/item/1204-dmitpiy-ppedein-polemika-svyatitelya-feofana-zatvopnika-so-svyatitelem-ignatiem-bpyanchaninovym-po-vopposu-o-ppipode-angelov.html
[13] Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание
писем. Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва
«Паломник». Вып. 4. М., 1994. с. 135
http://theophanica.ru/221014/06_fetisov.php

Комментариев нет:

Отправить комментарий