вторник, 31 декабря 2013 г.

С наступающим!

 
Впервые мне довелось услышать, что совсем скоро наступит это замечательнейшее торжество – смена календаря, – еще где-то в августе. Автомобильный радиоприемник участливым сочным баритоном вежливо сообщал о том, что если прямо сейчас начать процесс покупки квартиры, то, возможно, у счастливых и сознательных граждан еще останется шанс достойно встретить Новый год.
    
И так ежегодно. Каждый раз наступление новолетия ожидается всё с большим трепетом, и хронологические рамки «предпразднства» расширяются неумолимо. Наверное, недалек тот день, когда эту подготовку и ожидание начнут уже в январе месяце, лишь слегка опомнившись от предыдущего отмечания.
Конечно, эта тема не минует и наших прихожан, которые так же за месяц или полтора уже подходят вереницами и спрашивают совета: можно ли праздновать Новый год, и как это сделать, дабы не прегрешить излишним «обмирщением».
Действительно, как найти золотую середину между многими pro и contra и величественно пройти это событие средним царским путем, не тревожа собственную совесть невольным нарушением Рождественского поста, не вводя в соблазн православных собратьев и не искушая показным и нарочитым фарисейством нецерковных родственников и коллег, настойчиво призывающих на разудалые «корпоративы»?
В силу своей духовной неопытности не могу дать категоричный и четкий ответ – праздновать или не праздновать, но всё же дерзну поделиться некоторыми размышлениями по данному вопросу.
Сама по себе размеренная и целомудренная человеческая радость нисколько не омерзительна в очах Божиих (это отдельная тема, но, думаю, люди, почувствовавшие хоть немного вкус полнокровной церковной жизни, с этим вполне согласятся). Кроме того, мы знаем из истории раннего христианства, что Церковь никогда не ограничивалась просто запретом чего-либо, произошедшего из языческой среды. Очень часто она наполняла старые формы (особенно если они были востребованы обществом) новым содержанием. За примером далеко ходить не надо – весь наш богослужебный культ соткан из нескольких составляющих: элементов ветхозаветного богослужения и некоторых солидных заимствований из античной и византийской культуры и церемониала.
Это я к тому, что не стоит судить категорично: раз, мол, праздник стал опережать Рождество Христово в безбожные годы и явно задумывался как альтернатива Рождеству – так нечего рассуждать, а нужно просто отвергнуть и запретить, проведя всю новогоднюю ночь в молитве (как делают некоторые) или равнодушно уснуть, вздрагивая во сне от канонады фейерверков.
Но почему бы не превратить это событие в тихие семейные посиделки допоздна, где за бокалом вина и запеченной в духовке рыбой можно поблагодарить Господа за прошедший год? Проанализировав прошедший, молитвенно испросить благословения на будущий? Почему не использовать данное событие как повод для встречи с родными и друзьями, которым мы сейчас уделяем всё меньше и меньше внимания? 
В то же время нельзя не заметить, как ожидание и празднование Нового года стремительно наполняется псевдорелигиозным содержанием. То, как люди томительно ожидают ночи с 31 декабря на 1 января, отсчитывая дни и часы до этого события, вызывает у меня одну ассоциацию: всё это очень похоже на ожидание нами, православными, главнейшего праздника – Святой Пасхи – и подготовку к нему. Получается эдакая «светская Пасха», в которую граждане чают обновления мира, полагая, что ежели встретить Новый год «достойно», то ждет их непременно счастье и удача.
Я уже не говорю про примитивно-языческое наполнение нашего календаря, прочно укоренившееся в новой российской культуре. Год «змеи, свиньи, дракона» и прочих гадов земных очень раздражает и вызывает неприятие своей навязчивостью. Так, одна из моих дочерей родилась в год, обозначенный язычниками как «год крысы». Что означает сие посвящение, я так и не понял до сих пор, но заказанные в роддоме снимки мне были приготовлены с таким коллажем: в центре большой фотографии лежит драгоценный сверток с новорожденной, а внизу американской улыбкой скалится мышь и крупными буквами написано: «Я родилась в год мышки!» Предполагалось, что клиент будет счастлив.
«А почему не крыски?» – вежливо поинтересовался я у фотографа, но не услышал в ответ ничего удобовразумительного, как не слышу теперь и от многих знакомых людей, помещающих у себя дома рядом с церковными календарями календари с изображением лошади.
Что скажешь, увидев на стене очередное копытное? Конечно, поздравишь от всей души «с наступающим» и пожелаешь, чтоб лошадь ненароком не наступила на ногу своим копытом тому, кто так необдуманно приглашает это ни в чем не повинное благородное животное в свой дом, кощунственно ставя его наравне со Христом Спасителем…
Вот в таких примерно границах и приходится нам, живущим в миру православным, искать свою золотую праздничную середину: не уходить в мизантропический затвор, откровенно обижающий празднующих родственников, – с одной стороны. А с другой – не пытаться наряжаться лошадкой, «раз уж положено», одаривать ближних лошадиными бюстами с новогодней распродажи или громко ржать и фыркать за праздничным столом «на удачу».

Комментариев нет:

Отправить комментарий