вторник, 11 февраля 2014 г.

Бибикни ближнему

 

Может быть, только у нас в провинции можно такое встретить, но подозреваю, что подобные случаи не редки и в других городах и весях нашей необъятной Родины: час пик, неплохая машина (чаще всего джип) останавливается на узкой проезжей части или напротив остановки, и ее хозяин или хозяйка, не обращая внимание на моментально скопившуюся сзади толпу автомобилей, величественно шествует к ларьку прикупить какую-нибудь мелочь…
    


Узнаете ситуацию? Наверняка, да. Хотя вроде бы давно уже не слышно анекдотов про «новых русских»: современные успешные предприниматели стали как-то посолидней да поинтеллигентней… Ну, так речь не про них. Мало ли на свете еще осталось грубоватых и неотесанных людей. В конце концов, нечто подобное можно встретить в любом сословии и классе, даже среди нас, призванных быть примером для всех и во всем, – попов.

Меня удивляет в этой ситуации совсем другое: почему почти никто не пытается напомнить зазнавшемуся (а может, и мечтательно зазевавшемуся) джентльмену или леди, что они не только нарушают правила дорожного движения, но и банально мешают другим? Что мешает взять и просто, без излишнего начетничества, остановиться и сказать: брат, ты не прав и так поступать нехорошо? Смотри, мол, друг-водитель, вдруг где-то там сзади сейчас отчаянно опаздывает «скорая» к твоему ребенку. Или к ребенку твоей сестры, или еще к кому-то… Ну, или можно ничего не говорить, а хотя бы без излишней агрессии коротко «бибикнуть».

Ведь Господь наш Иисус Христос не зря заповедовал нам, христианам, обличать друг друга, описав весь алгоритм этого спасительного действия: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18: 15–17). 
 
Без этого мы все погибнем, ведь со стороны – многое всегда видней. Так уж получилось, что наша самооценка неизбежно субъективна и мы, ежели желаем совершенствоваться сами и смиренно помогать другим, непременно нуждаемся в обличающем взгляде со стороны. Нуждаемся в человеке, который нам всегда без обиняков «бибикнет». Нобелевский лауреат и академик, написав новую монографию, отнесет ее на критику рецензенту, у которого может быть меньше регалий, но тот хоть немного, да «обличит» его труд. Духовную жизнь патриарха или архиерея корректирует духовник. Мужу «бибикает» жена, детям – родители. И без этого никуда.

Если посмотреть на вопрос с другой стороны – со стороны обличаемого, то можно увидеть следующую психологию человека, совсем порабощенного грехом: как бы грешник низко ни падал – он всегда подсознательно и сознательно верит, субъективно расширяя рамки дозволенного, что на его месте, в его ситуации каждый вел бы себя так же. Заматеревший вор убежден, что все люди в той или иной степени воры, просто некоторые боятся воровать, а другим это, наверное, невыгодно. Подобным образом мыслит и развратник, и сребролюбец, и честолюбец, и любой другой человек, одержимый какой бы то ни было страстью.

Вот живет себе казнокрад, например, и в ус не дует. Но тут его спокойный мирок с высушенным чучелом совести на дальней полке начинают тревожить сомнения – один, а потом и второй близкий человек неожиданно говорит, что так поступать и жить дальше нельзя… Когда так скажет третий, уютный мирок перестает быть уютным, и какая-то неуверенность появляется у коррупционера: а вдруг оно, и правда, некрасиво – красть-то? Ну а четвертое или пятое обличение может и вовсе пробить скорлупу субъективности, из-за которой покажется маленький, но кусачий птенец совести.

Так почему же так редко мы обличаем друг друга? Может быть, вспоминаем фразу из книги Притчей Соломоновых: «Обличаяй же нечестиваго, опорочит себе: обличения бо нечестивому раны ему. Не обличай злых, да не возненавидят тебе, обличай премудра, и возлюбит тя» (Притч. 2: 7–8). Да, наверное, так и есть. Нередки ситуации, когда обличение явно не вызовет раскаяния, но будет скорее всего использовано как предлог для скандала и лишь усугубит ситуацию. Некоторые, наверное, вполне справедливо не доверяют себе, полагая, что у них не получится обличить деликатно и кротко, и, скорее всего, они правильно делают, отмалчиваясь в некоторых ситуациях.

Это вообще «не всем дано» – обличать деликатно и с пользой для ближнего. Нередко сталкиваешься с жалобами людей: близкие, мол, перестали со мной общаться, звоню – кидают трубку. А начинаешь немного расспрашивать, и выясняется, что перед тобой стоит эдакий ходячий обличитель, который ежедневно настырно лезет к ближним и дальним с «духовными советами» по поводу и без. То обличение, которое не к ссоре, а к пользе – это событие редкое, исключительное в отношениях двух людей, событие обдуманное, взвешенное, совершаемое по сути нехотя, а не в боевом настрое «наставлю-ка я его сейчас на путь истинный!»  

А самая распространенная причина, по которой мы чаще всего всё же отказываемся обличать ближнего, – это не скромность и взвешенное решение не вмешиваться, а человекоугодническое желание всем нравиться и для всех быть приятными. Бывает, человек терпит что-то от ближнего, не обличая его, ради хорошего к себе отношения, но при этом бестактно жалуется на этого ближнего всем встречным и поперечным.
 
Как-то раз довелось мне среди многих других священников быть приглашенным на престольный праздник в один храм. И вот, встретив среди местных прихожан свою старую знакомую, я услышал от нее жалобу на местного священника:
– Батюшка у нас хороший настоятельствует: к людям внимателен, бескорыстен, попроси – последнюю рубашку отдаст, молитвенник… Но есть у него один недостаток, который смущает всех прихожан: произносит он очень длинные проповеди, прямо как кубинский лидер Фидель Кастро: говорит – не остановишь… Так вот, может, вы ему, отче, намекнете, чтобы чуть покороче говорил?
Я спрашиваю:
– А сами-то пробовали с ним поговорить?
– Нет, что вы… – отвечает, – он же обидеться может.
– Ну так и поговорите с ним так, чтоб не обиделся: мол, все мы знаем вашу любовь к Богу и к нам, недостойным, дорогой отче! Все мы счастливы от того, как вы славно совершаете свое служение в нашем храме, но, как известно, и солнце не без пятен. Поэтому хотим сказать, что, испытывая огромную радость от вашего служения, совсем изредка имеем мы мизерную скорбь от того, что ваше драгоценное время тратите вы на нас, присных своих богомольцев, временами слишком озадачивая наши темные умы вашими продолжительными проповедями…

Мой экспромт понравился опытной прихожанке, и она им вдохновилась. Не знаю, как там дальше было дело, но точно уверен, что если батюшку кротко обличили, то он обязательно примет к сведению и постарается исправиться, уже не беря своих горячо любимых прихожан, как говорят семинаристы, «на измор».
 
Станем и мы, дорогие братья и сестры, стараться в меру наших сил и способностей кротко и с любовью обличать близких, иногда (иногда!) им «бибикая» и не позволяя впасть в большее искушение. Ибо иначе и здесь можно своим равнодушным молчанием «предать Бога». Давайте, по завету Христа Спасителя, будем учиться с любовью обличать ближних и сами смиренно вкушать горькие, но спасительные пилюли обличения.


Комментариев нет:

Отправить комментарий